Что будет происходить с экономикой россии

Предлагаем статью на тему: "Что будет происходить с экономикой россии" с комментариями специалистов. В статье собрана полная и всесторонняя информация, позволяющая найти ответ на все вопросы. Если же вы не нашли ответ на вопрос, то в любой момент можно обратиться к нашему дежурному юристу.

Прогноз: что будет со страной и нами в 2025 году

2025 год очень любим прогнозистами. Он достаточно далёк, чтобы никто не уличил автора предсказания в ошибке, но достаточно близок, чтобы события через семь лет можно было предсказывать рационально, с опорой на реалии сегодняшнего дня. Огромное число принятых российским правительством программ рассчитаны до 2025 года.

Многие независимые аналитические центры также публиковали прогнозы на этот срок. Поэтому, обобщая всё, что говорили эксперты и официальные лица, сегодня мы можем увидеть, как будет выглядеть Россия в 2025 году и каких параметров достигнет её экономика. Разумеется, мы увидим не подлинную картину, а ту, которую нам рисуют прогнозы, официальные документы и аналитические доклады, — сообщает деловой журнал «Инвест-Форсайт».

Рост несмотря на проблемы

Темпы роста российской экономики в ближайшие семь лет не будут удивительно высокими, однако ситуация будет постепенно улучшаться. В подготовленном Российской академией наук (РАН) докладе «Структурно-инвестиционная политика в целях обеспечения экономического роста России» утверждается, что среднегодовые темпы роста российской экономики в ближайшие три года составят 3,3% и превысят среднемировые. А в 2021-2025 годах темпы роста будут опережающими – почти 5% в год.

Экономический рост позволит увеличиться платежеспособному спросу: согласно прогнозам правительства, в 2025 году для покупки жилья средней семье необходимо будет только 2,3 годового дохода вместо нынешних 2,7. Примечательно, что, например, в 1998 году для покупки жилья были необходимы 7,4 годового дохода.

Курс рубля по отношению к доллару, согласно прогнозу российского Министерства финансов, останется достаточно стабильным, хотя рубль и будет падать. Согласно базовому сценарию развития российской экономики, в 2017-2020 годах средний номинальный курс доллара составит 64,8 рубля, а в 2021-2025 годах в базовом сценарии заложен средний номинальный курс доллара, равный 71,5 рубля.

Однако, кроме количественных показателей, существуют еще качественные и связанные с ними структурные проблемы. Например – доля теневой экономики. По данным исследования ACCA (the Association of Chartered Certified Accountants), доля теневой экономики в глобальном ВВП составила в 2016 году 22,66%, но она уменьшится до 21,4% в 2025 году. Жаль только, что процесс уменьшения не затронет Россию: как сообщает РБК, в России показатель практически не меняется год от года: в 2011 году он составлял 39,33%, а к 2025 году (прогноз АССА) останется на том же уровне – 39,3 процента.

Ухудшится и демографическая ситуация. По данным Министерства труда и социальной защиты, с 2016-го по 2025 год доля людей старше трудоспособного возраста существенно вырастет – с 24,6% до 27% населения, их будет почти 40 миллионов человек. Однако ухудшение демографии не помешает росту отдельных городов: сейчас в Новой Москве (недавно присоединенным к российской столице районах) живет более 363 тысяч человек, к 2025 году эта цифра может вырасти до 2,5-3 миллионов жителей. Старение населения будет способствовать социальной напряженности, которую усилят структурные изменения на рынке труда. Согласно исследованию «Россия-2025: от кадров к талантам», подготовленному компаниями The Boston Consulting Group, WorldSkills Russia и Global Education Futures, в ближайшем будущем на российском рынке труда образуется дефицит специалистов, способных к аналитическому мышлению и выполнению творческой работы, а лишиться работы могут более десяти миллионов человек в сферах, требующих от специалистов лишь формальных и рутинных действий.

Что будем экспортировать?

Важнейший вопрос, который стоит сегодня перед российской экономикой, – увеличение экспорта. Если задачу решить не удастся, Россия, как предсказывают эксперты, столкнется к 2025 году с серьезными проблемами. Глава совета Центра стратегических разработок (ЦСР), бывший министр финансов РФ Алексей Кудринсообщает, что рост российской экономики к 2025 году до 3-4% невозможен без повышения доли несырьевого экспорта. Декан факультета истории Кубанского государственного университета Александр Ващенко считает, что к 2025 году в мире будут иметь реальную власть только страны-экспортеры. Таких стран, по подсчетам декана, будет десять.

«Если Россия не войдет в их число, со страной сделают все, что захотят», – заявил он.

Однако и правительственные ведомства, и независимые аналитики предвидят рост российского экспорта. Глава Ассоциации «Росспецмаш» Константин Бабкин в кулуарах парламентских слушаний, прошедших 16 октября, сказал журналистам, что объем экспорта продукции отечественного пищевого машиностроения при системной господдержке может увеличиться к 2025 г., если сравнивать с 2016 г., более чем в 3 раза – с 4,2 млрд до 14 млрд рублей.

Не менее амбициозны экспортные планы ведомства в сфере железнодорожного машиностроения. По расчётам Министерства промышленности и торговли, уже к 2020 году экспорт вагонов и локомотивов увеличится на 44% и достигнет 630 млн долларов. Прогноз на 2025 год: прирост 172% и общая сумма отгрузок 1,2 млрд долларов. Основные рынки сбыта – страны СНГ, Восточной Европы, Африки и Ближнего Востока.

В сельском хозяйстве возможны большие успехи в экспорте растительного масла. По прогнозу директора по стратегическому развитию Группы компаний «ЭФКО» Владислава Романцева, если по итогам 2016-2017 маркетингового года РФ экспортировала рекордные 2,9 млн т растительных масел, то к сезону 2025-2026 этот показатель может достигнуть 5,4 млн т. Страна увеличит свою долю в мировой торговле растительным маслом с нынешних 11% до 15%.

Неплохо будут обстоять дела и с экспортом российского топлива, поскольку Европа сохранит потребность в нем. Bloomberg со ссылкой на исследование консалтинговой компании Wood Mackenzie утверждает, что по мере реализации программ перехода на возобновляемые источники энергии (ВИЭ) зависимость Германии от российского газа будет только расти. В настоящее время около 40% газа страна получает из России; к 2025 году российский газ займет более 50% немецкого рынка. По прогнозам ведущего аналитика ГК TeleTrade Марка Гойхмана, доля России на европейском рынке газа может составить даже 60%. Именно поэтому «Газпром» смело прогнозирует рост добычи. В планах «Газпрома» на 2017 год – повысить годовой показатель по добыче на 8,2%, до 453,6 кубометров, а к 2025 году – до 500 млрд (хотя это и не рекордные показатели).

На экспорт рассчитывают даже в сфере услуг – образовательных и туристических. По заявлению министра образования России Ольги Васильевой, число студентов из-за рубежа в российских вузах до 2025 года должно увеличиться до семисот двадцати тысяч. Туристический поток в Россию из зарубежных стран планируется увеличить на 71%.

Спутники и крейсеры

Особенно интересно читать планы российских космических и военных ведомств, которые содержат не только голые цифры, но и описания удивительных аппаратов и космических систем.

[2]

Например, заместитель директора акционерного общества «Российские космические системы» Евгений Нестеров сообщил, что к 2025 Россия намерена запустить 31 космический спутник для дистанционного зондирования Земли (сейчас российская группировка насчитывает всего 8 спутников). Вообще, в следующие десять лет – 2016-2025 – Россия потратит на Федеральную космическую программу 1,4 трлн руб., то есть расходы составят примерно 140 млрд в год. На эти деньги должно быть организовано 5 лунных миссий, которые помогут разработать космический корабль для углублённого изучения Луны. Также до 2025 года Россия запустит автономные станции к Луне, Венере и спутникам Марса. Планируется и запуск аппарата для изучения Солнца, который должен получить изображения высокого качества короны звезды.

Читайте так же:  Выплаты заплаты сотрудникам при банкротстве предприятия

Российские Вооруженные силы планируют до 2025 года получить 8 новых подводных крейсеров стратегического назначения. К этому сроку также будет построен новый авианосец (авианесущий крейсер). Вообще, в планах Министерства обороны гиперзвуковое оружие, интеллектуальные робототехнические комплексы и оружие на «новых физических принципах» – например, гиперзвуковая противокорабельная ракета «Циркон».

В ближайшее семилетие в России собираются возродить производство экранопланов – судов на динамической воздушной подушке, которые могут перемещаться на небольшой высоте над водой или сушей. Новый экраноплан — транспортно-десантную машину большой грузоподъемности для использования в Арктике и на Тихом океане, построят в России как раз к 2025 году.

К 2025 году в Российской Федерации будет создана национальная система противоракетной обороны – новый эшелонированный комплекс ПРО будет развернут на базе системы ПРО А-135, которая защищает столицу и центральную промышленную область.

Сельское хозяйство, промышленность, хайтек

Но вернемся к мирным отраслям. Министерство сельского хозяйства РФ уверено, что выпуск сельхозпродукции к 2025 году вырастет на 25%. Почему-то особенно часто представители аграрного ведомства озвучивают свои планы по расширению посева винограда: к 2025 году площадь российских виноградников вырастет с 90 тыс. га до 130 тыс. га.

К этому же времени Министерство связи и массовых коммуникаций обещает обеспечить все населенные пункты России, в которых проживает более тысячи человек (97% всех домохозяйств), широкополосным доступом в интернет. В планах также предоставить высокоскоростной интернет труднодоступным населенным пунктам. В городах размером от 300 тысяч жителей будут развернуты сети 5G. К 2025 году, согласно прогнозам министерства, доля России на мировом рынке хранения и обработки данных должна достигнуть 10%. Есть прогнозы отдельно по спутниковой связи: специалисты J’son & Partners предсказывают, что рынок спутниковой связи в России постепенно приблизится к насыщению и к 2025 году достигнет величины 24,5 млрд руб., то есть вырастет на 30% по сравнению с 2015 годом.

Стоит отметить, что Россия вообще довольно неплохо идет по пути дигитализации. Именно поэтому некоторые консалтинговые компании уже начали подсчитывать выгоды страны от этой активности. Так, PricewaterhouseCoopers вычислила, что эффект от внедрения «интернета вещей» (IoT) в России в электроэнергетике, здравоохранении, сельском хозяйстве, логистике, а также в сегментах «умного города» и «умного дома», составит около 2,8 трлн рублей к 2025 году. Эксперты McKinsey оценивают потенциальный экономический эффект от цифровизации российской экономики до 2025 года в 4,1-8,9 трлн руб. (в ценах 2015 года), или 19-34% общего прироста ВВП.

Любопытный прогноз из сферы хайтека: главный попечитель «российской Кремниевой долины», президент фонда «Сколково» Виктор Вексельберг высказал предположение, что к 2025 году «Сколково» выйдет на самоокупаемость.

[1]

О других отраслях промышленности: согласно официальным прогнозам, к 2025 г. производство легковых автомобилей может вырасти в 1,9 раза – до 2,1 млн машин. Эти планы отчасти подтверждаются заявлениям отдельных компаний. Так, руководитель российской автокомпании «АвтоВАЗ» Николя Мор заявил, что к 2025 году на российский автомобильном рынок выйдет восемь новых автомоделей отечественного бренда «Лада». При этом российское правительство намерено стимулировать спрос на электромобили. В Министерстве экономического развития считают, что к 2025 году российские производители электрических автомобилей могут достичь уровня развития ведущих мировых компаний. Сейчас разработками в этой сфере занимаются «АвтоВАЗ» и «КамАЗ».

В Российской Федерации к 2025 г. появятся зоны свободного воздушного пространства. Полеты внутри них смогут выполняться без привязки к маршрутам.

Выводы

Итак, что мы видим, читая наиболее актуальные прогнозы? И независимые аналитические центры, и правительственные ведомства не могут предсказать какие-то качественные изменения в экономике. В их прогнозах мы, в основном, наблюдаем улучшения и рост показателей в тех сферах, где и сегодня дела идут неплохо. Катастрофы, внезапные смены трендов – вне компетенции прогнозистов. При этом многие прогнозы – например, связанные с новыми космическими миссиями – зависят от бесперебойности государственного финансирования, которое, в свою очередь, зависит от общих темпов экономического роста. Последние всерьез не может предвидеть никто – поскольку никто не может предвидеть финансовые или политические кризисы. Тем не менее, читая прогнозы, мы, по крайней мере, видим те отрасли, которые сегодня уверенно смотрят в будущее. Поглядим на их самочувствие через 7 лет.

Реальная экономика России: рецессия, падение доходов, рост налогов

Экономические «догонялки». Рост ВВП в странах, которые входят в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), во втором квартале текущего года ускорился на 0,6%.

Для нашей страны это, увы, пока недостижимые темпы развития. Россия фактически буксует на одном месте, а в ближайшей перспективе рискует и вовсе сорваться в пропасть рецессии, говорят эксперты. У Росстата остается всё меньше возможностей для манипуляции статистикой.

«Это экономическое отставание от мира, от среднемировых темпов экономического развития. Причем как от многих развитых стран, так и от стран динамично развивающихся, — указал Царьграду президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. — Если среднемировые темпы роста — это 3,5-4%, то в ближайшее время мы не можем рассчитывать на что-то лучшее, чем 0,2%, в зависимости от степени оптимизма прогнозирующих».

Бодрости духа поубавилось даже у самого оптимистичного ведомства федерального правительства – Минэкономразвития. Максим Орешкин и его подчиненные, скорее всего, ухудшат ожидания по росту ВВП России до 1,8%.

Макропрогноз, рассчитанный до 2024 года, будет представлен со дня на день. Задача, поставленная президентом по росту экономики темпами выше среднемировых, звучит как мантра. Однако как этого достичь – вопрос открытый.

«В настоящее время правительство продолжает вырабатывать и постепенно приступает к реализации всё новых и новых изменений, которые как раз и будут обеспечивать рост экономики темпами выше среднемировых, — заявил министр экономического развития России Максим Орешкин. — В первую очередь, речь идёт о программе цифровой экономики, повышении конкурентоспособности российских городов и о целом ряде других проектов. Отмечу также, что пока мы в базовый сценарий закладываем консервативный эффект даже от тех мер, которые уже начали внедряться».

Максим Орешкин. Фото: www.globallookpress.com

Из мер, которые уже начали внедряться, особняком стоит повышение НДС с 18 до 20%. В прогнозе Минэкономразвития говорится, что эта мера повлечет ускорение инфляции уже в текущем году с 3,1 до 3,4%. А это, в свою очередь, приведет к сдерживанию, если не сказать, замедлению экономического роста страны.

Впрочем, эксперты считают, что стоит бояться отставания не от других стран мира, а от самих себя. В первую очередь, речь идёт о диспаритете социального и экономического развития.

«Наш уровень социального развития ниже, чем наш уровень экономического развития, — отметил господин Ремизов. — Если посмотреть, скажем, на российский ВВП, по паритету покупательной способности мы входим в первую десятку. Но по номинальному выражению 11 — 12-е место. Даже подушевой ВВП — мы в первой, верхней трети стран.

Если посмотреть на социальные показатели, рейтинги, такие как средняя ожидаемая продолжительность жизни – мы в нижней трети стран. Уровень распространенности социальных и медицинских эпидемий, алкоголизм, наркомания, ВИЧ и так далее — мы тоже в нижней трети стран болтаемся где-то неприемлемо низко. Неравенство, поляризация общества — тоже в нижней трети стран.

Читайте так же:  Как вернуть 13% с ипотеки возмещение процентов по ипотечному кредиту

Качество государственного управления и так далее. Некий уровень коммуникационной освоенности пространства даже в густонаселенных районах страны — тоже мы сильно ниже, чем страны с сопоставимым уровнем экономического развития».

Специалисты уверены, подтянуть показатели экономического роста сложно, но можно. В числе действенных мер – вложения в инфраструктуру. На эти цели в ближайшие 6 лет планируется направить 7 триллионов рублей. Впрочем, цифра пока еще не была утверждена правительством страны.

«Если этой инфраструктуры не появится, темпы нашего экономического роста так и останутся в пределах 2% в год, — заявил в программе «Пронько. Экономика» экс-замминистра экономического развития, учёный-экономист Михаил Дмитриев. — И это значит, что Россия будет отставать не только от стран со средним уровнем развития, не только от средних темпов мировой экономики, но даже от темпов развития США, которые развиваются не слишком быстро, потому что это развитая страна».

Экономист указал, что это неприемлемо для всей страны. «Это неприемлемо для наших граждан, потому что их доходы и уровень жизни будут отставать от среднемировых. И это неприемлемо для российской элиты. Я думаю, что именно это сейчас и повысило приоритетность инфраструктуры буквально до 3-4 наиболее значимых проблем в российской экономике», — заключил эксперт.

Россия сегодня растет на весьма скромные 1,6%, что вдвое ниже среднемировых темпов. Нашей стране, стоящей на рельсах либерального консерватизма, всё сложнее догонять мировую экономику. За минувший квартал самое серьёзное ускорение показали Соединенные Штаты. Там толчком к увеличению ВВП стали крупнейшая за последние десятилетия налоговая реформа, а также представленный план по государственным расходам.

Выросла и Япония, экономика которой многие годы переживала кризис старения. Объективные данные говорят о том, что даже африканские страны показывают пример динамичного развития и по некоторым параметрам могут даже дать фору нашей стране.

Это хорошо отслеживается на примере зарплат. Российский гражданин в среднем получает на руки $615. При этом разброс по территориям наблюдается значительный.

Так, в прошлом году в Дагестане трудящийся зарабатывал в среднем $289, что примерно соответствует показателю пребывающей до сих пор в гражданской войне Ливии. Зарплата в Тамбовской области была такой же, как в Гане, — $316. Средняя оплата труда в Мавритании равнялась получке в Ростовской, Тверской и Новгородской областях.

Видео (кликните для воспроизведения).

Уровень финансового благополучия оказывает влияние на продолжительность жизни. В среднем гражданин России сейчас живёт 71 год. Это на 2 года меньше, чем в Египте, на 5 лет меньше, чем в Тунисе, и на целых 6 лет дольше живёт среднестатистический алжирец.

Задачу, которую поставил президент по повышению темпов роста экономики выше среднемировых, а, соответственно, и улучшению благосостояния граждан страны, еще можно выполнить, считают эксперты, но для этого федеральным чиновникам придётся развернуться на 180 градусов. Ведь сокращение социальных расходов, ужесточение налоговой политики и поощрение олигархических аппетитов – верный путь в рецессию.

Что ждать от экономики России в ближайшем будущем?

В 2018 году российскую экономику ожидает тоже самое, что было в 2017 — стагнация. По существу, стагнация продолжается уже десять лет: в 2008-2017 средние темпы роста составили 1,2%. В прошлом году темп роста был 1,5%, в полтора раза меньше, чем 2,3% в США и 2,5% в еврозоне — экономически развитых, богатых странах, которые должны были бы расти на 2-3 процентных пункта медленнее, чем Россия. И прогнозы на будущее — что Мирового банка и МВФ, что российского министерства экономики — пессимистичны: в обозримой перспективе темпы роста будут низкими.

Последствия санкций

Экономический рывок невозможен без структурных реформ, потому что российская экономика и так работает в условиях низкой безработицы и высокой загрузки производственных мощностей. Безработица пятый год не превышает 5,5% населения, завидный показатель по меркам практически любой страны. Невозможно увеличить выпуск за счёт увеличения числа занятых. Производственные мощности в промышленности загружены сейчас на уровне двух предыдущих пиков производства (2007-2008 и 2013), то есть нет возможности рассчитывать на рост, использующий недозагруженные мощности. Именно поэтому Центральный банк, понимая, что активная денежная политика не может ничем помочь производству, добился снижения инфляции до 2,5% в год, исторического рекорда в новейшей истории России. Если цены на нефть не начнут расти так, как они росли полтора десятилетия назад — а почему на это нужно рассчитывать? — единственная возможность увеличения темпов роста в России — рост производительности труда, для которого нужны структурные реформы.

Одной из таких реформ могло бы быть расширение доступа для иностранных инвесторов. За последние десять лет поле возможной деятельности для них в России постоянно сокращалось — в десятках отраслей инвестиции сталкиваются с ограничениями, мотивированными «экономической безопасностью». Эти запреты, бенефициарами которых стали инсайдеры отраслей, существенно сократили доступ российских фирм к международным финансовым рынкам и, главное, к новым технологиям, которые перемещаются вместе с финансовыми потоками. Финансовые санкции, которые последовали за насильственным воссоединением с Крымом в 2014 году, только усилили это изоляцию, а «контрмеры» ещё больше усугубили ситуацию. Отмена этих ограничений даст немедленный толчок экономики и улучшит долгосрочные перспективы роста.

Национализация предприятий

Другой важной реформой является приватизация. В 1990-е большая часть российских промышленных активов перешла в частные руки. Но за восемнадцать лет правления президента Путина ситуация радикально изменилась: сейчас почти три четверти российского ВВП производятся на предприятиях, находящихся под прямым или косвенным государственным контролем. Несмотря на то, что национализация в двадцать первом веке была почти такой же масштабной, как предшествовавшая ей приватизация, она никогда не осуществлялось в качестве последовательной (да хотя бы заявленной) государственной политики. Часть предприятий была национализирована в ходе «восстановления контроля над стратегическими отраслями». Часть — в ходе борьбы с политической оппозиции. Часть — во время финансового кризиса 2008-2009 годов. В последние несколько лет де факто национализация происходит в банковском секторе — не как специальная политика, а в ходе чистки ЦБ банковского сектора. В итоге огромный сектор экономики находится под прямым или косвенным государственным управлением, что порождает неэффективность и коррупцию. Создание более мощного и независимого частного сектора — важная задача, которую нужно решить для перехода к росту.

Никаких реформ

Экономические реформы следуют за политическими изменениями. В развитых, устойчивых демократиях такие изменения происходят на выборах вслед за кризисом или периодом замедленного развития: граждане приводят к власти новое правительство, которое проводит реформы. В странах со слабыми политическими институтами реформы следуют за революциями или мирными, пусть и недемократическими, политическими изменениями. В России политических изменений не ожидается. В марте 2018 года президент Путин, пользующийся безоговорочной поддержкой элиты и полностью контролирующий средства массовой информации и государственный аппарат, победит на выборах своих номинальных оппонентов. Алексей Навальный, единственный кандидат, представляющий реальную альтернативу, построил свою политическую кампанию на борьбе с коррупцией, но его программа пытается предложить ответы на вызовы, стоящие перед российской экономикой. Проблема лишь в том, что его имени не будет в избирательном бюллетене.

Несомненно, Путин останется президентом на ещё один, формально четвёртый, срок. И, поскольку не видно никаких серьёзных угроз стабильности режима в краткосрочной и среднесрочной перспективе, не следует ожидать каких-то серьёзных изменений в экономической сфере. Конечно, существуют примеры успешных экономических реформ, которым не предшествовали экономические изменения. В конце 1950-х группа молодых технократов в окружении испанского диктатора Франко, который был у власти уже больше двадцати лет, провела реформы, заложившие основы «испанского чуда» — пятнадцати лет быстрого экономического развития. К сожалению, на один такой пример найдутся десятки примеров того, как экономическое развитие тормозилось политическим застоем. А с учётом того, что россияне традиционно перестают доверять своим лидерам только с началом голода, чумы или гражданской войны, политический, а вместе с ним экономический, застой — это то, чего сейчас следует ожидать.

Читайте так же:  Что такое фьючерсы и как ими торговать

Автор текста: Константин Сонин — профессор Школы государственной политики им. Харриса при Чикагском университете, профессор Высшей школы экономики в Москве, приглашённый научный сотрудник Стокгольмского института переходной экономики (SITE).

Что будет происходить с экономикой России

Говоря о перспективах российской экономики в 2017 году, начинать нужно с четкого описания того, где экономика находится сегодня и какие проблемы стоят перед ней.

Итоги года

Итоги 2016-го выглядят, с одной стороны, существенно лучше, чем в прошлом году: экономический спад прекратился, инфляция уверенно снижается, обменный курс рубля демонстрирует завидную стабильность. С другой стороны, особого оптимизма испытывать не приходится. Прекращение спада не означает перехода экономики к росту. А разовые факторы, которые сыграли огромную роль в третьем квартале: рекордный урожай в сельском хозяйстве, резкий рост потребления российского газа в Европе (благодаря формуле цены на газ, привязанной к цене нефти, эта цена осенью находилась на рекордно низких уровнях), скачок мировых цен на уголь, который привел к наращиванию производства и экспорта угля из России, — не могут стать постоянными и не гарантируют устойчивого роста.

Инфляция все еще остается на уровне, который в современном мире считается очень высоким. Председатель Банка России Эльвира Набиуллина сказала, что даже при 4% инфляции Россия будет находиться между 124-м и 128-м местами среди 182 стран. Доходы бюджетной системы не растут, что заставляет правительство замораживать расходы, сокращая инвестиционные и социальные программы.

Проблемы со статистикой

При этом оценивать реальное положение дел в российской экономике становится все труднее и труднее — степень доверия к российской статистике стремительно падает. В начале уходящего года Росстат пересмотрел свои динамические ряды по ВВП, и с тех пор в стране отсутствуют официальные данные о динамике ВВП по отношению к предыдущему кварталу с устраненными сезонным и календарным факторами начиная с 2012 года. То есть сегодня Росстат не может сказать, выросла экономика России в третьем квартале по отношению ко второму или нет и насколько уровень третьего квартала 2016 года выше или ниже первого квартала 2015-го.

Помимо того, в конце весны Росстат перестал публиковать ежемесячные данные о динамике инвестиций в российской экономике. А в самом конце года он «обрадовал» тем, что решил пересмотреть данные о динамике промышленного производства за последние пару лет. И теперь несколько месяцев никто не сможет сказать ничего внятного о том, что происходит в российской промышленности. А если к этому добавить то, что со статистикой доходов населения у Росстата традиционно были большие проблемы, вызывавшие критику экспертов, то получается весьма печальная картина. По большому счету сказать, куда и с какой скоростью движется российский экономический корабль и в каком состоянии находятся его составляющие, правительство сегодня не может.

Конечно, в России существует некоторое (не очень большое) количество экспертных центров, которые тратят свои силы и ресурсы на то, чтобы восполнить эти пробелы в работе Росстата. Только было бы гораздо полезнее, если бы эти эксперты не тратили свое время на воссоздание фактов (в конце концов, именно в сборе фактов и заключается смысл существования Росстата), а занимались их анализом.

Потенциал

Рост на уровне потенциала — это нормальное состояние для любой экономики, к которому она объективно должна стремиться. Эксперты согласны в том, что потенциал роста для российской экономики сегодня составляет 3,5–4% в год, и, следовательно, главный вопрос в разговоре о перспективах 2017 года звучит так: сможет ли российское правительство раскрепостить этот потенциал или хотя бы значительную его часть?

У меня нет сомнений в том, что при отсутствии новых внешних шоков (например, резкого падения цен на нефть или введения странами Запада гораздо более жестких антироссийских санкций) российская экономика обречена в будущем году на слабый рост — в пределах 1%. Основанием для такой уверенности служит рыночный характер экономики России, в которой равновесие достигается за счет свободных цен и свободного курса рубля. К середине 2016 года российская экономика смогла обрести равновесное состояние, «переварив» снижение нефтяных цен и финансовые санкции Запада. До настоящего времени Владимир Путин воздерживался от каких-либо шагов или заявлений, которые могли бы толкнуть экономику в сторону зимбабвийско-венесуэльского сценария (галопирующая инфляция, контроль за ценами и дефицит товаров), и, если он будет придерживаться этой линии впредь, у экономики есть только одно направление движения — рост.

За последнюю четверть века в мире по пальцам можно пересчитать случаи, когда экономика какой-либо страны сокращалась более чем два года подряд (если это не были условия войны или трансформационный переход стран Восточной Европы и СССР от плановой экономики к рынку в начале 1990-х годов). И у меня нет оснований считать, что в этом смысле российская экономика чем-то принципиально отличается от экономик других стран.

Ресурсы роста

Если вспомнить, что новое равновесие далось российской экономике дорогой ценой: частное потребление за два года упало примерно на 15%, а инвестиции более чем на 10%, — то становится понятно, что именно эти два компонента внутреннего спроса являются наиболее очевидным «ресурсом роста» на ближайшее время.

С весны 2016 года статистика фиксирует рост (правда, крайне медленный) реальной зарплаты, который пока не переходит в рост потребления. Более богатые россияне (примерно 20% от общего числа) предпочитают накапливать средства в финансовых активах (в основном на банковских депозитах) и пока не проявляют желания возобновить покупки легковых автомобилей (продажи которых упали в два раза по сравнению с 2013 годом). Не столь велика и склонность населения к приобретению недвижимости. Если правительство найдет ресурсы для стимулирования спроса населения в этих двух сегментах, то это неизбежно даст экономике существенный толчок.

Понимаю, найти такие ресурсы будет нелегко, принимая во внимание сложное положение с доходами федерального бюджета и ту бюджетную стратегию на ближайшие три года, которую «продавил» Минфин — даже замораживание номинальных расходов бюджета при инфляции в 4% ведет к их сокращению в реальном выражении. Но точно так же я хорошо понимаю, что эффективность многих расходов федерального бюджета равна нулю, если не является отрицательной. В то время как более эффективных для поддержания спроса населения инструментов, чем субсидирование процентной ставки по ипотечным кредитам, придумать сложно. В уходящем 2016 году сумма предоставленных ипотечных кредитов составит чуть менее 1,5 трлн руб., из них доля новых кредитов — то есть не направляемых на погашение ранее полученных — менее 40% (примерно 550 млрд руб.). При средней ставке кредитования равной 12% на субсидии, которые позволят снизить ставку до 6%, нужно всего 33 млрд руб. в год. Это не так уж много, учитывая, что война в Донбассе, возможно, съедает ежегодно почти вдвое большую сумму!

Читайте так же:  Права потребителя при поломке товара, гарантийный срок которого не истек

Инвестиции

С инвестициями дела обстоят хуже. Хотя Россия последовательно поднимается в международных рейтингах, это не трансформируется в инвестиции, без которых об устойчивом росте говорить не приходится. Я с изрядным недоверием отношусь к тем оценкам, которые дает в своих информационных бюллетенях Минэкономразвития, заявляя о преодолении инвестиционного спада, — слишком заинтересованным является это ведомство, слишком демонстративно стоит оно в стороне от обсуждения тех реальных проблем, которые тормозят инвестиционную активность в нашей стране.

Основных препятствий для возобновления инвестиционной активности частного бизнеса два: экономические санкции западных стран, которые резко повышают политические риски ведения бизнеса в России, и сохраняющееся недоверие к судебно-правоохранительной системе, неспособной обеспечить бизнесменам защиту прав собственности. Если в каком-то из этих двух направлений в первой половине наступающего года появится заметный прогресс, то во второй половине года это может сказаться и на темпах экономического роста. Если же такого прогресса не будет, то выйти за пределы роста в 1% российской экономике будет крайне тяжело.

Поэтому реальные экономические перспективы 2017 года в решающей мере зависят от той внутренней и внешней политики, которую будет проводить российское руководство, и от тех приоритетов, которые оно будет выбирать при планировании бюджетных расходов.

Опубликован самый мрачный прогноз для российской экономики

Аналитик Влад Пономарь собрал самые тревожные данные по состоянию российской экономики и финансов. Можно спорить с ним о прогнозах на ближайшее будущее, но сами по себе факты заставляют задуматься: неужели правда?

РФ – страна-бензоколонка и всегда держалась на продаже нефти и газа. Давайте посмотрим, что сейчас с Газпромом и Роснефтью. В понедельник было объявлено, что чистая прибыль Газпрома за полгода упала в 11,2 раз (не на 11%, а в 11 раз!!), почти до нуля. Долги увеличились и достигли 3,659 трлн руб ($60 млрд). Даже те копейки, которые Газпром показал в прибыль и их реально нет. 15 мая Путин дословно сказал: «По МСФО у такой компании, как «Газпром», прибыль, но она «бумажная», она на бумаге, реального денежного потока там нет». Акции Газпрома с начала года подешевели на 25%. Сам Газпром недавно в проспекте к выпуску евробондов признал, что новые американские санкции фактически ставят крест на проектах «Северный поток-2» и «Турецкий поток». Moody’s и другие агентства также недавно выступили с подобными выводами — новые антироссийские санкции — скорая смерть энергосектора РФ. [Moody’s Investors Service в своем отчете 10 августа пишет: Еврокомиссия посчитала, что под санкциями могут оказаться 8 проектов: Baltic LNG, «Голубой поток» («Газпром»), нефтепровод «Каспийский трубопроводный консорциум» («Роснефть»), «Северный поток 1» («Газпром»), «Северный поток 2» («Газпром»), расширение «Сахалин-2» («Газпром»); месторождение Шах-Дениз и Южно-Кавказский трубопровод («ЛУКОЙЛ»), месторождение Zhor Field («Роснефть»)].

Идем дальше. Роснефть. Чистая прибыль за первое полугодие снизилась на 20%, свободный денежный поток – на 35%. При этом чистый долг вырос на 47% до 2,2 трлн руб. Общий долг увеличился до 3,4 трлн руб. ($57 млрд).Т.е. тоже все плохо, денег нет, одни долги, но они еще, в своем же репертуаре, продолжают поддерживать диктаторские режимы, спасают Мадуро от неизбежного конца, недавно в пику Трампу и всему демократическому сообществу влили в Венесуэлу $6млрд , отсрочили дефолт последней, сохраняя еще одну горячую точку в мире.

Далее. Резервный фонд фактически обнулили, эту новость нужно было как-то обставить и в середине июля они не додумались ни до чего лучшего, чем просто объявить- резервный фонд и ФНБ объединяются.

Бюджет РФ полностью зависит от цен на нефть. Нефть сейчас дорогая, дорогая не относительно $150 в июле 2008 года, а относительно себестоимости ее добычи. Себестоимость сильно снизилась за последние годы. Это естественный процесс. Поэтому все страны сейчас максимально стремятся ее добыть. В США число буровых уже 768, а совсем недавно было 318, т.е. рост в 2.5 раза. Добычу всего за год увеличили на 1 млн барр до 9.502 млн барр в день против 8.597 млн годом ранее. Не спят также Канада, Бразилия, Нигерия, Ливия, Иран, Ирак. А ведь спрос на нефть в мире падает и за ростом добычи не успевает. Активно развивается альтернативная энергетика, многие страны уже запрещают бензиновые авто, наступает вечная эра электрокаров, солнечных и ветряных электростанции и т.д. и т.д. Сейчас рынок еще одурманен соглашением ОПЕК, но пелена скоро сойдет, а вместе с ней и спекулятивная надбавка к нефтяной цене. Рубль же полностью зависит от нефти.РФ тоже усиленно качает, ударно выкачивая запасы на старых месторождениях т.к. знает, что осваивать новые уже никогда не получится — санкции уже кодифицированы, стали вечными, запрещают бурение в Арктике, исследование и добычу сланцевых залежей нефти в РФ.

Таким образом, все это приведёт к схлопыванию нефтегазовой отрасли РФ, общему сокращению выручки от экспорта российских энергоносителей и, соответственно, падению доходов российского бюджета.

Золотовалютные резервы? Но и там живых денег не так много — вычеркиваем депозиты и олимпийские кредиты в банке-банкроте ВЭБе, акции ВТБ (префы), украинские облигации ($3 млрд), 279 млрд рублей вложено в привилегированные акции ВТБ, Россельхозбанк, Газпромбанк, поэтому из валютных вложений их также можно смело вычитать.Только золото (но его быстро не продашь) и $109 млрд в гособлигациях департамента Казначейства США. Оставшиеся деньги находятся на корсчетах в той же Америке и Европе. Сам ЦБ недавно отметил, что последний рост резервов был вызван ”главным образом в результате размещения Минфином РФ облигаций внешнего облигационного займа РФ”. Т.е. в резервах учитываются и заемные средства, привлеченные через выпуск долговых бумаг. Т.е. как и с прибылью Газпрома, все, в основном, только на бумаге. Российские фин. аналитики утверждают, что не более 10% от всей суммы ЗВР доступно по состоянию на прямо сейчас.

Идем дальше, на носу рекордные за 2 года выплаты по внешнему долгу: в сентябре 2017г — $10,639 млрд, в 4 кв-ле 2017 г $32,260 млрд, (выплаты 30 крупнейших компаний вырастут на 38% по сравнению с третьим кварталом), в 1 кв-ле 2018-еще $35,286 млрд.Сейчас общий внешний долг РФ, госпредприятий, бюджетов всех уровней, муниципалитетов, нефтяных, газовых компаний, банков — $529,7 млрд. Долг рос. банков по займам из-за рубежа 23% от общего долга или $121,83млрд. Задолженность областей и муниципалитетов 7,2% или $38,14 млрд.Т.е. получается, что оставшийся долг $369,73млрд (529,7-121,83-38,14), это долги корпораций. Смогут они эти долги выплатить? Вопрос риторический.

Раньше можно было как-то пролонгировать, рефинансировать, перекредитоваться, новые санкции практически это исключают. Нужно залезать в резервы, еще один гвоздь в крышку гроба экономики, в т.ч рубля. Недавно ЦБ РФ писал: «бремя внешнего долга для РФ становится все тяжелее по мере того, как правительство и корпорации наращивают займы на Западе, а приток валютных доходов оскудевает после обвала цен на нефть.

Показатели устойчивости внешнего долга РФ снижаются третий год подряд и находятся за «критической чертой»: обслуживание полученных за рубежом кредитов становится все дороже, а обеспеченность этих платежей поступающей в страну валютой упала до многолетних минимумов. В настоящий момент ежегодная сумма выплат внешним кредиторам составляет 42% валютных поступлений, которые российская экономика зарабатывает на экспорте. Это худший показатель с 2009 года. По сравнению с докризисным периодом его значение выросло почти на четверть и находится далеко за пределами критического порога, который, по методологии Счетной палаты РФ и МВФ, составляет 25%. Обслуживание внешнего долга стоит экономике РФ 11% ВВП: дороже займы обходились за последние 12 лет лишь дважды — в 2007-м и 2009 году. С начала года внешний долг РФ вырос на $15,5 млрд, до максимальных за 2 года $529,6 млрд: погашения, которые ведут банки и корпорации под санкциями были компенсированы займами компаний вне санкционных списков».

Читайте так же:  Пенсия женщинам 1962 года рождения как будет начисляться

Далее, на текущих и депозитных счетах в валюте в банках РФ физики и юрики держат $293 млрд. Когда начнут ложиться банки первой 20-ки (а «банкопад» в РФ уже идет страшный — об этом ниже), все побегут забирать свои средства. Т.е. запишем эти $293 млрд. в колонку «долги» (это 17.5 трлн рублей), т.к. такую сумму банки должны иметь к выплате.Итого получаем-резервы «$400млрд» (выше было сказано, что реально намного меньше), а долгов $822 млрд (529+293).

Продолжим. 2-ой квартал РФ впервые с 1998 года завершила с дефицитом текущего счета — отток валюты из страны превысил приток на $0,3 млрд. (в июле дефицит текущего счета — $1,3 млрд). В третьем квартале дыра в платежном балансе увеличится до $5 млрд, прогнозирует Минэкономразвития. Т.е. отток уже больше, чем приток, а чем платить долги? На каждом углу раструбили — нам санкции нипочем, даешь импортозамещение, мы будем сами все изготавливать. Ага. Импорт растёт рекордными темпами (уже +27% в этом году). Экспорт падает (несырьевой неэнергетический экспорт РФ в 2016 году снизился на 7,3% к уровню 2015г).

Т.е. импорт растёт, экспорт падает, дефицит текущего счета, рекордные выплаты. Отток валюты для погашения займов снизит ее доступность на рынке, что опять-таки приведет к обвалу рубля.

За 3,5 года обанкротилось уже 310 банков. Печатный станок не успевает печатать рубли для выплат через фонд гарантирования (в РФ-АСВ). В последнее время пошел «крупняк»: Пересвет, Татфондбанк (42 место, более 70 млрд руб вкладов физиков), Югра (12-е место по объёму депозитов, 182 млрд вкладов физиков). Сейчас на грани банк «Открытие» (6 место, 470 млрд рублей средств населения). Если он ляжет — в одночасье накроется вся банковская система РФ (только в июле клиенты «ФК Открытие» и кредитные организации забрали из банка больше 621 млрд руб.).Кроме того, в РФ очень сильно распространено такое явление, как «тетрадочные вклады». Миллион случаев, когда при отзыве лицензии оказывалось, что клиентов в разы больше, чем в отчетности. В случае тетрадок вкладчики, естественно, остаются ни с чем.

Бюджет. Сейчас бюджет проедает остатки накопленного в тучные годы (до 2008г) и много занимает. Бюджет РФ очень дефицитный. Дыра огромная. Все расходы, пенсии, з/п урезают максимально, в среду Путин сообщил, о сокращении расходов на. (кто бы мог подумать) оборону (признал, что дела совсем плохи), снижать дефицит собираются также за счет сокращения объемов потребления населением. При этом на исполнение соцобязательств денег как не хватало, так и не хватает, поэтому даже уменьшенный дефицит придется покрывать — либо из резервов, которых уже практически нет, либо за счет федеральных займов, либо с помощью денежной эмиссии и запуска «печатного станка». Все сценарии убийственны для рубля. Т.е. будут стараться латать дыры в бюджете, не заботясь о доходах населения. А в следующем году вырастут расходы на обслуживание долгов (ОФЗ и еврооблигации) на 100 млрд рублей + нужно дать какие-то подачки перед выборами (собираются вводить продуктовые карточки), т.е. бюджетная дыра при падающих нефтегазовых доходах еще больше увеличится. Реальная дыра там в 3-4 трлн. а это порядка 4% ВВП.Приватизировать тоже уже особо нечего. Одна задача протянуть до выборов.

В общем, весь набор. И они сами это понимают — первый замминистра финансов Татьяна Нестеренко прямым текстом сообщила, что к концу 2017 года резервы будут исчерпаны и у правительства не будет возможности выплачивать зарплаты. Т.е краху экономики РФ уже произошел: число нищих в РФ с 2016 увеличилось на 7 млн человек, сегодня на доходы ниже прожиточного минимума живут 22 млн человек. Все больше россиян считают себя бедными. Доля населения, у которого денег не хватает на покупку продуктов питания и одежды, увеличилась до 41,4%. Недавно свое исследование представил «Ромир», по итогам которого около 40% россиян вынуждены экономить на еде.

Людей в РФ беспокоят не Украина и Сирия, а проблема низких зарплат. По последним исследованиям, четверть жителей (24%) самой значимой проблемой в стране считают низкие зарплаты и низкий уровень жизни в целом. Такой «недуг» держится в лидерах уже третий месяц подряд. Кроме того, 21% видят основной проблемой экономическую ситуацию в РФ.

Вот смотрю последние данные — в июле 2017 реальные доходы россиян сократились на 3.1% в сравнении с предыдущим месяцем. Реальная зарплата (с учетом инфляции) упала в июле в помесячном сопоставлении на 6,6%. В деревообработке, производстве медицинских товаров, сегменте ЖКХ и розничной торговле зарплаты падают еще больше.Падает розничная торговля-за 7 месяцев 2017г она сократилась на 0,2% в годовом сопоставлении. За 2016 год оборот розничной торговли сократился на 5,2% в годовом сопоставлении. При росте цен, безработице и замораживании зарплат население продолжает проедать свои сбережения и уходить в долги.

У населения присутствует ощущение падения — стремительного и необратимого, как бег под горку.

Потребительские расходы упали в мае на 4,8%, а с учетом накопленной инфляции — на 9%, откатившись на уровни 2012 года. Причем в первую очередь кризис доходов продолжает бить по наименее обеспеченным слоям населения. В низкодоходной группе расходы в июле обвалились на 10,9%. 93% считают, что выхода из кризиса не происходит.

Все это свидетельствует о масштабности кризиса.

Видео (кликните для воспроизведения).

Кризис системный — идет системная рецессия.И все эти процессы будут только нарастать, как снежный ком. Санкции, падение цен на нефть, девальвация рубля, массовое бегство капитала, исчерпание резервов, новые дыры в бюджете, падения доходов и покупательной способности населения, падение зарплат, продаж, новая заморозка пенсионных накоплений, повышении возраста выхода на пенсию, всеобщее тотальное обнищание населения.

Источники


  1. CD-ROM. Теория государства и права. Электронный учебник. Гриф МО РФ. — Москва: СПб. [и др.] : Питер, 2006. — 577 c.

  2. Договор мены. Официальные разъяснения, судебная практика и образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2013. — 698 c.

  3. Научно-практический комментарий к Федеральному закону от 31 мая 2002 г. №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (постатейный); Юркомпани — М., 2012. — 520 c.
Что будет происходить с экономикой россии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here